Кошачий глаз

 
 

Кошачий глаз




 

Смоляной бычок-тепловоз стоял, пригорюнившись, у перрона и говорил вокзалу: "Прощай". За спиной его переминались вагоны. Еще один тепловоз, дрожа железным хвостом и нервно кусая рельсы, стоял у вокзальной стрелки и ждал, когда подадут зеленый.

Интернет реклама УБС
 

Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС
 
Кошачий глаз светофора все не хотел мигать: поезд не принимали. Подходы к шестой платформе занял "Северомуйск-Конотоп" -- состав был цвета тоски. Северомуйские жители терлись лицом о стекла, прощаясь с транзитным перроном. А тот, захоженный тысяченогой толпой, стоял на месте и все не трогался -- не хотел. Пассажиры уже обжились, укладывались на общих местах, шипело ситро, лопалась яичная скорлупа -- уже как-будто и ехали. А через перрон, напротив, стояли вагоны-люкс состава на Симферополь. Носильщик бляха э15 покуривал в начале перрона, глядя как теплый воздух съедает папиросный дымок. С утра он уже наломался и ничего ему сейчас не хотелось -- ни взваливать на телегу багаж, ни переть его, потея, к вагону. Стоять бы так и стоять, а денежки чтобы ходили сами. И когда он услышал голос, то сказал в уме: "Подождет". -- Свободны? -- повторил голос. Но и бляха привык себя уважать. "Еще раз спросит, может, тогда отвечу. Бог любит троицу", -- и пустил табачное колесо. -- Уважаемый, вы чего -- оглохли? Я вас спрашиваю. Бляха э15 нехотя приоткрыл глаз, потом оба, потом раздвинул их в поллица и быстро отступил за тележку. Перед бляхой на асфальте перрона стоял и смотрел на него в упор черный кожаный чемодан. Взгляд его был пристальный и недобрый. А рядом с этим стоял точно такой же второй, наверно, его близнец. И тоже смотрел на бляху. Бляха вмиг поскучнел. Папироса догорела до гильзы, и, чадя, занялась бумага. А он стоял как пришибленный, глотая вонючий дым. Чемоданы стояли. И ладно бы просто стояли -- один из них, что был слева, прокашлялся и говорит: -- Мне бы на симферопольский, десятый вагон. "Все,-- решил для себя бляха,-- с квасом надо кончать." Сзади была стена, за стеной -- зал ожидания. Влево-вправо -- тоже не развернешься. Впереди -- два чернокожих дьявола, говорящие по-людски. Все пути перекрыты, бежать некуда, разве что к Богу в рай. Он вытер горячий лоб, с тоской посмотрел на небо, но дорога к райским обителям была перегорожена тучей. -- Послушайте, поезд сейчас уйдет. "Поезд? В рай поезда не ходят." Бляха сморгнул соринку, затекшую вместе с потом в глаз. После встряхнул головой. Перед ним стоял человек. Плащ защитного цвета, кепочка набекрень, под козырьком -- лепешка: нос, глаза, две ноздри. Такого среди вещей, и правда, немудрено не заметить. Душа у бляхи отмякла. Он выбросил прогоркшую папиросу и закурил новую. -- На симферопольский, говоришь? -- Бляха посмотрел на часы.-- Поздно, уже ушел. -- Да как же ушел -- не ушел. Вон он, на пятой платформе.-- Человек замахал руками. -- Сказано, ушел -- так ушел. Слышишь, дымком запахло? -- Это северомуйский ушел, а мой еще -- вон стоит. Бляха пожал плечами: -- Ушел, не ушел -- не мое дело. На пятую платформу не возим, чужой участок. -- Друг, выручите. Опаздываю. Но бляха знал себе цену. -- На третью отвезти -- могу. Хочешь на третью -- грузи чемоданы. -- Да зачем мне на третью? Мне на пятую, к симферопольскому. Бляха знал, что он делает. В носильно-тележечном ремесле он разбирался тонко. Главное -- выждать момент, когда поезд вот-вот уходит. Тогда клиент последние штаны с себя снимет. А так, за тридцать копеек -- пускай дураки работают. Бляха курил и слушал, как лязгнули малиновым звоном буферные сцепки вагонов. У симферопольского, на пятом пути. -- Господи,-- сказал человек. Бляха, тот не сказал ничего, он еще не докурил папиросу. -- Ну,-- сказал наконец бляха,-- ставь свои чемоданы. Пассажир сложился скобой, так что выперли на спине под плащом верблюжьи горбы лопаток. Чемоданы грохнули о телегу, и бляха полегонечку тронул. Поезд уже дрожал. -- Пошибче бы,-- нервничал пассажир и брякал в брюках монетами. -- Доставим.-- Бляха остановил телегу.-- За поклажку не беспокойтесь,-- сказал он, неторопливо закуривая.-- В целости будет поклажка. Извиняюсь, какой вагон? Поезда приходят, поезда уходят, а вокзал остается на месте. И с вокзалом -- бляхи. Они стояли рядком, руки положив на тележки, и беседовали о Тунгуском метеорите.

 

 

 

Конспекти уроків — це зібрання конспектів уроків з різних предметів, це той базис, на якому будується урок: що вчитель має розповісти учням, що учні мають обов'язково вивчити та які завдання зробити, які відеоматеріали та ілюстрації варто продемонструвати, що слід дати на додаткове опрацювання та домашнє завдання.



Обновлен 08 авг 2014. Создан 20 дек 2013



 

vk.com/znakomstvavukraine